Алексей Михайлов (alexmix) wrote,
Алексей Михайлов
alexmix

Categories:

Цена жизни на весах мировой политики

Небольшое исследование военных бюджетов мира глазами экономиста.

Раньше войны начинали из-за плохого характера, жадности, патриотизма, национализма. Теперь — исключительно для безопасности, защиты демократии и прав человека. Цели войны предполагают отрицание самой войны. Почему политики теперь вынуждены искать такие странные поводы для войны? ...

Только самые прожженые циники не желают видеть прогресса в осознании ценности человеческой жизни, по привычке сводя все современные войны к войнам за ресурсы. Однако, экономика давно уже перестала быть основанием для войны. Зачем завоевывать ресурсы, если их можно купить? Покупать даже выгоднее — т.к. это дает возможность произвести и продать сырьевым странам что-то, чего у них нет, но что даст доходы и работу простым жителям из «золотого миллиарда»...

И особенно приятна эта операция купли-продажи становится, когда понимаешь, что это «что-то», что продают богатые страны, становится все более и более эфемерным — типа стоимости брендов, интеллектуальной стоимости или финансовых услуг (безопасности хранения денег). А уж продажа сырьевым странам долларов, евро и фунтов для валютных резервов - это вообще просто их ресурсы в подарок эмитентам этих валют... Война стала экономически нерентабельна. И в редких случаях - морально оправдана...

С окончанием «холодной войны» и распадом СССР закончилась и эпоха идеологических противоречий и конфликтов. Наступила ли после этого эра разоружения? Да. Но — увы - она была кратковременной...

В 90-е годы мир стал намного более безопасен. Это были годы всеобщего разоружения. Милитаризация мировой экономики сократилась с 3,7% до 2,3% - более, чем в полтора раза (доля военного бюджета в ВВП). Инициатором процесса стали вовсе не международные договоры, а одностороннее разоружение СССР/России, которое не оставило шансов на продолжение гонки вооружений и для США. Конечно, это была не сознательная политика российских лидеров, а вынужденная... 

К сожалению, в нулевые годы процесс разоружения остановился (2,4% в 2007) прежде всего из-за наращивания военных расходов США и попыток среднеразвитых стран противостоять военному давлению мирового лидера. После краткой эры разоружения уже в 2004 году мир вернулся к военной нагрузке на 1 человека времен «холодной войны» (свыше 150 долл. оборонных расходов/чел.) и сейчас в полтора раза превышает ее (почти 230 долл/чел в 2009 году). Мир вновь активно вооружается и это не может не огорчать...

Лидерство в мировых вооружениях — вещь очень обременительная. Экономическая нагрузка военных расходов на США действительно огромна. Средний американец платит за эту военную мощь ежегодно свыше 2000 долл. Средний европеец, живущий «под зонтиком» США — всего около 600 долл. Внешняя безопасность россиянина сейчас стоит 400 долл/год. По сравнению с этим колоссальными цифрами, остальной мир ощущает военную нагрузку на порядок слабее. 
 
...по отношению к доходу среднего жителя у России и США сохраняется примерный паритет. Это говорит о примерно одинаковом бремени военных расходов для американца и россиянина. Хотя эффект их и цели совершенно разные — США выполняет роль всемирной армии и всемирного полицейского, Россия давно уже не выполняет аналогичной роли сдерживающего США центра силы. И не будет выполнять, наверное, уже никогда. Логично было бы ожидать сокращения военной нагрузки, но...
 
За время президентства В.Путина бремя военных расходов каждого россиянина увеличилось почти десятикратно: в 1999 году они составляли всего 46 долл/чел., в 2009 — ок.400 долл. Россиянин за свою внешнюю безопасность в 1999 году платил 2,6% своего дохода, к концу первого срока В.Путина — до 5%, за время второго срока доля немного снизилась - до 4,5% дохода. Это очень много по мировым меркам. Столько платит только американец и никто больше в мире. План перевооружения Д.Медведева, принятый в декабре 2010, обойдется россиянину еще в 2% доходов и Россия станет самой милитаризованной страной мира. Зачем? ...
 
Вот картинка конца XXI века. Мир переходит от экстенсивного роста на основе бурного потребления ресурсов к интенсивному развитию с замедлением экономического роста (до нуля, как и роста населения) и снижением потребления ресурсов. Уровни жизни населения Земли выравниваются. Границы стираются. Происходит культурная интеграция. Весь мир постепенно становится тем, чем сейчас является Евросоюз, идет к той же модели. Войны становятся также немыслимы, как и ныне внутри ЕС. Вполне оптимистическая перспектива. Только вот хочется пожелать политикам США и России научиться противостоять военно-промышленному лобби и «инициативам» спецслужб своих стран и активнее идти по пути разоружения. Вслед за ними пошел бы и весь мир.

В сокращенном виде опубликовано в журнале "Медведь" за май 2011.
Под катом - полный вариант.


Цена человеческой жизни на весах мировой политики

Раньше войны начинали из-за плохого характера, жадности, патриотизма, национализма. Теперь — исключительно для безопасности, защиты демократии и прав человека. Цели войны предполагают отрицание самой войны. Почему политики теперь вынуждены искать такие странные поводы для нее?

Ценность человеческой жизни
Ценность человеческой жизни (любой, независимо от расы, цвета кожи, социального положения, религии, языка и т.д.) как никогда в истории человечества высока. Прогресс в этом отношении за последние полвека невероятный. Мы просто не успеваем оценить происходящие изменения. Можно ли было в 1945 году предположить, что всего через полвека европейцы, только что насмерть воевавшие друг с другом, будут свободно перемещаться по континенту и пользоваться единой валютой? А отмена (Европа) или мораторий (Россия) на смертную казнь даже для самых жестоких преступников? Таких примеров тектонического сдвига в сознании жителей богатейших стран, «золотого миллиарда» множество.

И этот прогресс не только в словах политиков - мы их словам, конечно, не верим. Это прогресс в сознании «золотого миллиарда» жителей богатейших стран. А сознание миллиарда людей — это сила, с которой политики не могут не считаться. Тем более, что именно этот миллиард вооружен до зубов новейшими системами оружия, недоступными оставшимся 5 миллиардам (к которым теперь относится и Россия).

Почему, как этот прогресс стал возможен? Простой ответ - очевидное следствие развития демократии. Люди избирают тех, кто обеспечивает им безопасность и богатство. Но первая задача государства сейчас, как и тысячи лет назад — это безопасность. И политики вынуждены превозносить ценность безопасности простого человека, избирателя. Когда это делается третье поколение подряд без мировых войн, когда уже 65 лет этой идеологии не мешает никакая другая и в ней воспитаны дети и внуки — эта идея овладевает массами, количество переходит в качество, идея становится материальной силой, априорной, необсуждаемой самоценностью, исходной точкой для любых рассуждений.

Концепция ценности человеческой жизни и уважения прав человека нередко даже перехлестывает через край. Защита прав женщин переходит в сексизм, защита прав черных в США — в белый расизм. Концепция прав человека превращается в дубинку мировой политики. Раньше она применялась для борьбы с социализмом. Теперь иногда превращается в защиту террористов. Международная благотворительность нередко становится питательной средой терроризма. Конечно, для России такое перехлестывание не характерно, у нас эта концепция уважения к простому человеку все еще не закрепилась и вполне актуальна в своем прямом понимании. Мы — в переходном возрасте.

Однако, несмотря на прогресс в осознании ценности человеческой жизни — войны не исчезли. Наоборот, армии сильны как никогда. Именно для защиты интересов простого жителя «золотого миллиарда». Поэтому война теперь возможна только во имя безопасности простого избирателя (как в Ираке или Афганистане), либо ради помощи «угнетенным народам мира», людям, которых мы так же высоко ценим, как и себя (как в Югославии, в Южной Осетии/Грузии или в Ливии). Война для прекращения войны (или по российской версии «для принуждения к миру») - это очевидный парадокс. И он вытекает из того, что у войн развитого мира больше не может быть других моральных оправданий, кроме вывернутой наизнанку концепции безопасности и ценности человеческой жизни.

Армии богатейших стран, без сомнения, сокрушат любые другие армии на поле боя. Но они не столь уж всесильны. Они не смогут сокрушить партизанскую войну, т.к. для этого надо «зачистить» весь народ, всю территорию — а это неприемлемые для «золотого миллиарда» методы. Именно поэтому «войну с терроризмом» выиграть нельзя. Против террористов, очевидно, надо бороться только аналогичными «партизанскими» методами, методами спецслужб, а вовсе не войсковыми операциями и «стрельбой по площадям». Последнее только провоцирует активность террористов.

Война с терроризмом, предполагающая применение для этого армии — это ловушка современного мира. Это ошибка в политике развитых стран или сознательная провокация их спецслужб? Скорее всего, и то, и другое...

Мощнейшие армии богатых стран, без сомнения, могли бы легко захватить весь мир. Но они этого не делают. Почему?

Время войн за ресурсы прошло
Только самые прожженые циники не желают видеть прогресса в осознании ценности человеческой жизни, по привычке сводя все современные войны к войнам за ресурсы.

Однако, экономика давно уже перестала быть основанием для войны. Зачем завоевывать ресурсы, если их можно купить? Покупать даже выгоднее — т.к. это дает возможность произвести и продать сырьевым странам что-то, чего у них нет, но что даст доходы и работу простым жителям из «золотого миллиарда».

И особенно приятна эта операция купли-продажи становится, когда понимаешь, что это «что-то», что продают богатые страны, становится все более и более эфемерным — типа стоимости брендов, интеллектуальной стоимости или финансовых услуг (безопасности хранения денег). Богатые страны продают то, чего меньше у них от продажи не становится, наоборот, они становятся только богаче: их бренды раскрученнее, интеллектуальная собственность востребованнее, финансовые услуги просто уводят деньги из среднеразвитых стран в богатые. Торговля, таким образом, приносит двойную выгоду: и от продажи, и от покупки. Война же приносит соответственно двойной убыток.

Зачем воевать, если глобализация (снятие торговых, валютных и административных барьеров) позволяет захватить ресурсы экономически — крупнейшие компании США и Европы (и России, кстати) добывают нефть и другие ресурсы по всему миру и получают от этого прибыль. Война даже вредна для их бизнеса. Ведь это — разрушенные скважины и нарушенные контракты. В войне в Ливии явно не заинтересован не только российский бизнес, считай, уже потерявший там многомиллиардные контракты, но точно также и крупнейший бизнес США и стран Европы, контракты которых значительно больше российских. Бизнес пуглив, он хочет стабильности любой ценой, пусть это даже дружба с полубезумным диктатором или с коммунистической партией.

Война стала экономически нерентабельна. И в редких случаях - морально оправдана.

Эра всемирного разоружения длилась недолго
Последнее идеологическое противостояние двух систем капитализма и социализма — ограничилось, к счастью, только «холодной войной». И закончилось разорением одной из сторон в ходе гонки вооружений.

С окончанием «холодной войны» и распадом СССР закончилась и эпоха идеологических противоречий и конфликтов. Наступила ли после этого эра разоружения? Да. Но — увы - она была кратковременной.

Посмотрим, что реально произошло в мире после «холодной войны» на примере военных бюджетов (по данным Мирового Банка).

Военный бюджет США в 90-е годы упал с 5,3% ВВП в 1990 году до 3% в 1999. Однако затем вновь начал расти и сейчас составляет уже 4% (в качестве современных данных везде, где не указано специально, использованы данные 2007 года, после него заметно упал ВВП и доля военных расходов подскочила, но это в основном проблема учета).

Очевидно, что новый виток милитаризации внешней политики США был инициирован атакой террористов в Нью-Йорке в 2001 году. В последнее время он поддерживается военными операциями в Ираке и Афганистане. Идеологическое противостояние сменилась в мире религиозным противостоянием. Спецслужбы США и развитых стран явно спровоцировали жесткий конфликт с мусульманским фундаментализмом (= войну с терроризмом), который и положил конец всемирному разоружению.

Данные по военному бюджету СССР стоит считать условными, т.к. военные расходы осуществлялись по многим статьям бюджета, формально не имеющим отношения к оборонным расходам и методика дооценки Мирового Банка спорна. И все же приведу эти данные, они позволяют многое объяснить, даже если и не совсем точны. Военные расходы России за 90-е годы упали радикально. С 19,1% ВВП до 3,4%. Однако, в нулевые годы в период первого президентства В.Путина, они стали расти и у России увеличившись до 4,3% в 2003 году. В период второго срока они сократились до 3,5%, впрочем, это падение шло на фоне быстрого роста самого объема ВВП и вовсе не означало сокращения военного бюджета.

Сравнивая цифры доли военных расходов в США и СССР в 1990 году становится очевидно, почему СССР проиграл «холодную войну»: относительная военная нагрузка на экономику у СССР была в 4 раза выше: 19% против 5%. Конечно, с такой нагрузкой долго не протянешь. Рост доли оборонных расходов в СССР был следствием отставания от США по темпам роста в 60-80 годы. Стремление сохранить паритет с США толкало к увеличению доли военного бюджета сверх всяких разумных пределов.

А еще становится вполне понятно, почему так обвалилась российская экономика в начале 90-х — когда огромный фактор спроса со стороны государства в виде оборонного заказа резко сократился. Что повлекло по цепочке падение спроса на всю продукцию тяжелой индустрии (металл, уголь и т.д.). 5-кратный сброс военного спроса не мог пройти даром. С трудом российская экономика выкарабкалась из этого провала и нашла новый баланс только к самому концу 90-х годов.

А что другие страны мира, кроме США и СССР/России?

Беднейшие и богатейшие страны мира с удовольствием пошли на демилитаризацию экономики, которая позволяла поднять уровень жизни населения и, даже, продолжают ее. Оставив гонку вооружений другим. Европа (еврозона) сбросила гнет военных расходов в 90-е годы с 2,5% до 1,9% и до 1,6% в нулевые. Также последовательно сокращали военные расходы и бедные страны: 2,6%, 2,3%, 1,7%.

Среднеразвитые страны после периода серьезного, двукратного разоружения в 90-е (с 5,1% до 2,1%), в нулевые годы прекратили этот процесс (2% в 2007). Аналогично повел себя и самый крупный представитель этого мира — Китай. Он сбросил военную нагрузку в 90-е с 2,7% до 1,9% и затем стабилизировал ее в нулевые. Очевидно, это стало своеобразным отражением, ответом на наращивание военного бюджета и военных операций США.

В результате мы видим, что в 90-е годы мир стал намного более безопасен. Это были годы всеобщего разоружения. Милитаризация мировой экономики сократилась с 3,7% до 2,3% - более, чем в полтора раза. Инициатором процесса стали вовсе не международные договора, а одностороннее разоружение СССР/России, которое не оставило шансов на продолжение гонки вооружений и для США. Конечно, это была не сознательная политика российских лидеров, а вынужденная, страна была больше не в состоянии нести такое бремя, она буквально разорилась: к концу 1991 года у нее не хватало средств даже на обслуживание своих внешних долгов. И все же весь мир должен быть благодарен за эту передышку, за период всеобщего разоружения именно нашей стране. Замечу только, что сбросив односторонне огромное бремя военных расходов, Россия вовсе не осталась беззащитной.

К сожалению, в нулевые годы процесс разоружения остановился (2,4% в 2007) прежде всего из-за наращивания военных расходов США и попыток среднеразвитых стран противостоять военному давлению мирового лидера.

Расклад сил в мире
Из мирового полуторатриллионного военного бюджета (2009 год) свыше 40% приходится на США. Вместе с ближайшими союзниками — Европой (еврозоной) - их доля в мировом военном бюджете достигает 56%. Вторые на планете — среднеразвитые страны. Они имеют военный бюджет почти вполовину американского, но с очень малой долей ядерного оружия. Даже Европа отстает от них в полтора раза. Китай вдвое слабее Европы. Россия — вдвое слабее Китая.
Россия имеет слишком слабую и маленькую экономику, чтобы иметь существенно бОльший военный бюджет. Однако, у России сохраняется второй в мире ядерный потенциал, в десятки раз превышающий аналогичные вооружения всего мира, кроме США. Кроме того, Россия — важный игрок на мировом рынке вооружений. И поэтому несмотря на свой малый военный бюджет, Россия продолжает играть важную роль в мировых процессах, связанных с оружием.
Мы живем в однополярном мире. Одна страна намного сильнее всех остальных.

Стоимость внешней безопасности человека в современном мире
После краткой эры разоружения уже в 2004 году мир вернулся к военной нагрузке на 1 человека времен «холодной войны» (свыше 150 долл. оборонных расходов/чел.) и сейчас в полтора раза превышает ее (почти 230 долл/чел в 2009 году). Мир вновь активно вооружается и это не может не огорчать.
Лидерство в мировых вооружениях — вещь очень обременительная. Экономическая нагрузка военных расходов на США действительно огромна. Средний американец платит за эту военную мощь ежегодно свыше 2000 долл. Средний европеец, живущий «под зонтиком» США — всего около 600 долл.
Внешняя безопасность россиянина сейчас стоит 400 долл/год.
По сравнению с этим колоссальными цифрами, остальной мир ощущает военную нагрузку существенно слабее. Военные расходы на одного жителя стран со средним доходом составляют всего 70 долл, а бедных стран — ок.8 долл.
Китай постоянно наращивает военные расходы в расчете на человека — но параллельно и исключительно в меру роста своей экономики. Он стартовал с очень низкого уровня — в 1990 китаец тратил на оборону всего 8,5 долл. в год - на уровне беднейших стран мира. Сейчас его расходы выросли до 75 долл./чел. В результате роста экономики в абсолютном выражении китайский военный бюджет обогнал российский в 90-е годы.
Как оценить эти затраты? Сравним с доходом среднего жителя этих стран.
Американец платит 4,5% своего дохода на содержание армии. Европеец — всего 1,7%, китаец — 2%, житель беднейших стран — 1,5%.

Военные планы России
Несмотря на близость военной нагрузки России и США (3,5 и 4% к ВВП) речь идет о процентах к разным величинам. ВВП России почти в 10 раз ниже ВВП США. Поэтому паритета в военных расходах с США Россия добиться не может в принципе (это составило бы 40% ВВП России). Безусловно, в такой ситуации Россия экономически очень сильно должна быть заинтересована в разоружении.

Однако, Россия, к сожалению, решила внести свой вклад в новую милитаризацию мира. Трудно понять логику Президента России Д.Медведева, который утвердил 31 декабря 2010 года новую программу закупок вооружений до 2020 года на 19 трлн.р. Это свыше 40% годового ВВП страны. За вычетом уровня уже осуществляемых закупок это означает их увеличение примерно на 2% к ВВП ежегодно ближайшие 10 лет, что в 1,5 раза увеличивает российский военный бюджет и военную нагрузку на экономику. Из кармана каждого россиянина государство желает достать еще минимум 200 долларов в год на вооружения — таков новогодний подарок нам от Президента Д.Медведева.

И когда военные говорят о приоритете этого плана на стратегические ядерные силы — становится даже немного страшно: не хочет же Россия в самом деле ввязываться в новую гонку вооружений с США по ядерным силам? Разве не очевидно, что такую гонку нам не выиграть, а участие в ней просто разорительно?

Противостояние США и СССР/России в головах наших военных и политиков вовсе не закончилось. Но попробуем исходить из здравого смысла. Зачем США и России ядерные арсеналы, способные 10-кратно уничтожить всю Землю, разве однократно — не достаточно? Это было бы уже неприемлемым ущербом. Задача модернизации ядерных сил при их 10-кратном сокращении была бы понятна и экономически доступна. Даже при таком сокращении ядерные силы России были бы сильнее любой другой страны (кроме США). Но задача модернизации без радикального сокращения? Складывается впечатление, что ведущие политики России все еще живут по меркам СССР — но уже совсем в другой стране, чего они не заметили... Б.Обама публично мечтает о безъядерном мире (как в середине 80-х — М.Горбачев), а Д.Медведев вместо решительной поддержки этой идеи утверждает грандиозную программу стратегического ядерного перевооружения страны.

За время президентства В.Путина бремя военных расходов каждого россиянина увеличилось почти десятикратно: в 1999 году они составляли всего 46 долл/чел., в 2009 — ок.400 долл. Номинальные курсы этих годов отличаются всего в 1,5 раза, так что, главным образом, речь идет именно о наращивании военных расходов страны.
Военный бюджет России сегодня в 12 раз меньше американского. Но нагрузка военных расходов на 1 человека меньше всего в 5 раз. А доход среднего россиянина тоже впятеро меньше, чем американца. Т.е. по отношению к доходу среднего жителя у России и США сохраняется примерный паритет. Это говорит о примерно одинаковом бремени военных расходов для американца и россиянина. Хотя эффект их и цели совершенно разные — США выполняет роль всемирной армии и всемирного полицейского, Россия давно уже не выполняет аналогичной роли сдерживающего США центра силы. И не будет выполнять, наверное, уже никогда. Логично было бы ожидать сокращения военной нагрузки...
Россиянин за свою внешнюю безопасность в 1999 году платил 2,6% своего дохода, к концу первого срока В.Путина — до 5%, за время второго срока доля немного снизилась - до 4,5% дохода. Это очень много по мировым меркам. Столько платит только американец и никто больше в мире. План перевооружения Д.Медведева обойдется россиянину еще в 2% доходов и Россия станет самой милитаризованной страной мира. Зачем?
Может стоит все-таки перейти в оборонной политике России от амбиций к чистому прагматизму? К концепции минимальной достаточности? Может стоит попытаться оценивать внешнюю безопасность россиянина исходя не из пожеланий военных (они обоснуют, без сомнения, любую сумму), а из экономической целесообразности?

Так есть ли основания для войн в современном мире?
Мир может производить намного больше продовольствия, но не делает этого по экономическим причинам (не выгодно). А в Африке миллионы живут впроголодь и умирают от голода. Но бедные страны не в состоянии вести войну против богатых. Они намного, просто грандиозно слабее их. Они могут предоставлять базы террористам, но финансировать даже террористическую войну с развитым миром они не в состоянии. Их потолок — пиратство.

А богатым странам захватывать бедные военной силой просто нерентабельно, не нужно и морально не оправдано. Кроме того, ведь тогда придется брать на себя ответственность и за уровень жизни в этих странах. Богатые страны с бедными больше не воюют (точнее причиной войн вовсе не является их богатство или бедность).

Осталась проблема развивающихся стран. Но у них с богатыми странами выстроился вполне мирный симбиоз. В мире в последние 40 лет так все запуталось и переплелось, превратилось в свою полную противоположность.

Парадокс, но колониализм вывернулся наизнанку и теперь развивающийся мир миграционно и экономически захватывает («колонизирует») развитой. А вовсе не наоборот. К обоюдной выгоде.

Вот очевидный пример. Курс юаня вдвое занижен — по оценкам Мирового Банка. Это означает, что американцы покупают в своих «Волмартах» китайские товары вдвое дешевле, чем они стоят. Вроде бы это надо расценивать как колониализм, грабеж американцами бедных китайцев.

Но почему же тогда в сохранении такого порядка вещей гораздо больше заинтересован Китай, а Америка как раз предпринимает постоянные усилия, чтобы восстановить «справедливость»? Совсем не из моральных побуждений.

А потому, что таким образом Китай развивает свою экономику, взамен дешевых товаров, он «импортирует» из Америки занятость и экономический рост. И для него это — гораздо более высокие ценности, чем сиюминутная выгода. Для Китая главное — развитие, и он готов жертвовать настоящей выгодой ради будущей. Для США главное — богатство, уровень жизни, и они готовы отдавать свое будущее ради роста настоящего. Тут мы видим взаимодополняющую, взаимовыгодную систему. Где тут может быть место войнам?

Конечно, в самом развивающемся мире возникают локальные конфликты и гражданские войны. США принимают спорные решения в качестве мировой армии. Несмотря на концепцию ценности человеческой жизни, спецслужбы развитых стран традиционно готовы жертвовать невинными гражданами ради высших целей безопасности страны. Есть религиозные разногласия. В общем, мир остается несовершенным.

И тем не менее, оснований для системных войн в мире не видно. Колониальные державы больше не делят мир. Богатые страны больше не захватывают рынки — наоборот, отдают свои рынки развивающимся странам. Экономические причины войн, тем более мировых войн исчезли как дым. И чем дальше, тем больше этот дым рассеивается. И будущее становится все виднее.

Экономический переход и будущее человечества в XXI веке
В мире завершается демографический переход — от системы с высокой рождаемостью/смертностью к системе с низкой рождаемостью/смертностью. Причинами его считаются увеличение продолжительности жизни, безопасности и развитие социального и пенсионного страхования. Темпы роста населения Земли резко замедляются и во второй половине XXI века, возможно, остановятся. При этом просматривается закономерность: население богатых стран перестает расти (в некоторых странах, например, России — даже падает), а в развивающихся и бедных — все еще быстро растет, хотя темп и замедляется.
Совершенно аналогичный процесс развивается последние полвека и в экономике. Темпы роста богатых стран сегодня (до кризиса) были в 2-3 раза ниже, чем в развивающихся. В мире происходит экономический переход — от экономических систем с быстрым ростом (на основе высоких инвестиций и заниженного курса национальных валют) к системам с медленным ростом (с высокой долей потребления и завышенным курсом валют). Процесс во многом совпадающий с демографическим переходом, являющийся его отражением.
Мир постепенно перестает расти — и в части населения и в части экономики. Но факт более быстрого роста развивающихся стран означает выравнивание уровней экономического развития богатых и бедных. Если просто продлить сегодняшние тенденции, то лет через тридцать 80-90% населения Земли будут жить примерно одинаково (разница в 2-3 раза несущественна по сравнению с разницей в 10-15 раз, которая была еще недавно).
Выравнивание уровней жизни жителей Земли окончательно оставит в прошлом межстрановые войны. Более того, сами границы между странами будут все более стираться. А значит и культурная и языковая интеграция пойдет намного быстрее.
Вот картинка конца XXI века. Мир переходит от экстенсивного роста на основе бурного потребления ресурсов к интенсивному развитию с замедлением экономического роста (до нуля, как и роста населения) и снижением потребления ресурсов. Уровни жизни населения Земли выравниваются. Границы стираются. Происходит культурная интеграция. Весь мир постепенно становится тем, чем сейчас является Евросоюз, идет к той же модели. Войны становятся также немыслимы, как и ныне внутри ЕС.
Вполне оптимистическая перспектива. Только вот хочется пожелать политикам США и России научиться противостоять военно-промышленному лобби и «инициативам» спецслужб своих стран и активнее идти по пути разоружения. Вслед за ними пошел бы и весь мир.
Tags: Европа, Китай, Медведев, Медведь, Путин, США, ввп, экономический переход
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments